Родина — одна. Хорошей или плохой мы делаем её сами.
 
 
 
 
e-mail: zakaz@delokrat.org
Ленинград: 8-952-207-4809
Регионы: 8-905-250-4192
(пусто)
 
Каталог
Случайные товары
Новости
Статьи

Как правило, имена создателей прославленных архитектурных и скульптурных творений Петербурга хорошо известны. Но вот о непосредственных исполнителях творческих замыслов архитекторов и зодчих или ничего не известно, или очень мало. А ведь без их тяжелого физического труда не могли бы получить окончательного завершения многие художественные произведения. Одним из таких мастеров был вологодский каменотес и ваятель - Самсон Ксенофонтович Суханов, чей 250-летний юбилей со дня рождения отмечается в этом году. Сын бедного пастуха и батрачки Самсон Суханов из Вологодской губернии, работавший в Санкт- Петербурге в начале ХIХ века, вложил труд и талант в такие уникальные творения архитектуры, как Казанский собор, Фондовая биржа, Горный институт, Исаакиевский собор, Адмиралтейство и многие другие сооружения, являющиеся и сегодня украшением города на Неве. Его руками в Царском Селе была создана ванна необыкновенных размеров, называемая тогда восьмым чудом света. Шары из гранита, Ростральные колонны на Стрелке Васильевского острова, колонна Победы для Риги, пьедестал для памятника Минину и Пожарскому в Москве - тоже его творения...

В ряду советских лидеров едва ли не самой противоречивой остается фигура Юрия Владимировича Андропова. Характерно уже то, что и апологетика, и критика одного из последних Генеральных секретарей ЦК КПСС почти в равной мере исходят как из правого, так и из левого политических лагерей. И действительно, ведь для одних он - ярый защитник советской ортодоксии, душитель свободы, один из главных вдохновителей силового решения венгерского (1956 год) и чехословацкого (1968) кризисов, а также непримиримый враг «узников совести». Но для других — человек предельно трезвого склада ума, понимавший необходимость глубоких экономических и политических преобразований, хотя и предпочитавший «торопиться медленно». Чрезмерный максимализм обеих точек зрения не требует доказательств, однако нет совершенно никаких оснований полагать, что истина лежит строго посередине. ...

Из тысячи "потаенных судов", созданных в России за 110 лет подводного кораблестроения, как минимум, 840 построено по проектам КБ "Рубин". И 260 из них связаны с именем академика Игоря Спасского. Как теперь понимаешь, случайных совпадений не бывает. А сам академик Спасский сказал об этом так: "На формирование человека в детстве, когда закладывается характер, влияет огромное количество факторов. Но главное - не в том, где ты родился, а в каких условиях рос, как тебя воспитывали родители, как на тебя влияла среда обитания. ... Игорь Дмитриевич всегда видел суть задачи и единственно возможные пути ее решения. Не было ни одного документа, который бы Игорь Дмитриевич просто так, машинально, подмахнул. Он всегда вникал в глубину процесса и требовал всесторонних обоснований, прежде чем наше бюро предлагало какой-либо проект заказчику.  Он жесткий руководитель. Если приносишь ему проект, проект должен быть детально просчитан и обоснован до мелочей. Игорь Дмитриевич всегда настаивал, чтобы мы просчитывали перспективу и постоянно были в курсе лучших российских и зарубежных конструкторских достижений.

Версия для печати Версия для печати

Речка Нача. Повести и рассказы

 
 
Голосов: 1
Оценить
480руб. 280руб.
Вы экономите: 200руб. (42%)
На складе: да
Вес продукта: 0.55 kg
Кол-во:  

Книга петербургского прозаика включает произведения последних лет. Где бы ни оказались герои Ю. Серба — будь то за границей, в родной деревне или в столице — они обнаруживают стойкость и юмор, вызывая читательскую симпатию. Солдат Великой Отечественной становится русским Одиссеем и Казановой, а может — и пророком: любое представление героя согласуется с её содержанием. Автор также делает вас соучастником расследования в проливе Босфор, свидетелем нежданной любви бывшего лимоновца и зрителем окололитературного фарса на невских берегах.

Автор - Юрий Серб
Формат издания - 150x210 мм
Количество страниц - 368
Год выпуска - 2012
ISBN 5-975-94668-113-1
Издательство - Росток
Переплет - твердый.

 

РЕЦЕНЗИЯ:
Алексей Татаринов ЖИТИЕ РУССКОГО ОТЦА
О повести Юрия Серба «Речка Нача»

"В повести Юрия Серба «Речка Нача» меня больше всего заинтересовало сознание самого автора, благословляющего жизнь и принимающего её неизбежный трагизм без надрыва, с ясным пониманием одной из самых простых истин: число бед не должно подталкивать к бунту против бытия. В современной литературе – русской и зарубежной – образы тьмы, пустоты, ледяного будущего и тотального исчезновения занимают солидное пространство, порою (миры Уэльбека и Сорокина, Иличевского и Кундеры) охватывая всё пространство текста, загоняя читателя в модный сегодня апокалипсис без воскрешения и преображения. Юрий Серб знает об этой беде и специально идёт навстречу оптимистическому произведению, которое всем своим строем должно сказать жизни «да!».

Многое позади, впереди старость и смерть, но муж Иван и жена Улита, обращаясь к прожитому, соглашаются в главном: «Мы прожили добрую жизнь!». И тут же следует одна прекрасная фраза, показывающая, как тьма подходит, ощупывает человека, надеясь на его слабость, и отступает, не найдя пустого места: «Улита открыла глаза и увидела свои руки, гладившие шею мужа. Пальцы были в трещинах, в которые въелась чернота будней, и Улита молча, без сожаления и слёз, созерцала эту черноту…». Преодоление пустоты – одна из главных авторских задач в «Речке Наче».

Память словесника сильна, но не безгранична. Если через много лет мне будет суждено вспоминать повесть Ю.Серба, уверен, что первым из дальних углов литературного сознания выкатится следующий сюжет. Молодой солдат Иван Крепилин возвращается после Отечественной войны в родное Заволжье. Встречают его жена Улита и сын Василёк. Мать погибла от фашистской пули, отец и старший брат не вернулись с фронта. Никто из мужчин не вернулся с кровавых полей, только Иван Крепилин – чудом уцелевший миномётчик.

Кругом одинокие бабы и маленькие дети, зачатые до войны. Женщины просят Улиту о помощи: пусть её сохранившийся муж – молодой и сильный – пройдёт по дворам, войдёт в дом к каждой одинокой женщине, останется у неё на ночь и подарит ребёнка. Не о грешном совокуплении речь, о спасении бабской судьбы, о продолжении Заволжья и русского народа! Соглашается Улита, в конце концов понимает необходимость такого парадоксального шага Иван. «Он ощущал странное чувство исполненного долга», - замечает повествователь, отделяя зачатие от телесного удовольствия. Иван Крепилин становится отцом многих, и не забывает ни об одном из своих «незаконных» детей.

У этого сюжета есть потенциал модернистского анекдота, который могли бы обработать Гарсиа Маркес или Милорад Павич. Но Юрий Серб стоит на ином пути: его интересует не скользкий юмористический подтекст, а русская драма, в которой нет эроса, зато есть битва за выживание. Шансов на успех больше, когда присутствует человек, способный быть отцом.

Здесь важен контекст, создаваемый автором: что было до превращения Ивана в «спасающего мужа», что стало после этого события. «До» была война, в дни которой Иван Крепилин остался человеком, более того, взошёл на некую высокую ступень, где виден весь страдающий мир и громко звучит вопрос о смерти, без разбора забирающей миллионы добрых и злых людей. Между войной и домом, ожидающим главного героя, Ю.Серб создаёт эффективную «буферную зону». Происходит встреча Ивана с умирающим священником – о. Петром. «У Бога все живы!», - тихо проповедует батюшка, и Крепилин понимает, что нет для человека смерти.

Есть падения или духовная гибель, конечно, тело уходит тлеть в землю, но смерть не существует для живой души! Падает сражённый пулей солдат. Подрывается на случайно найденном снаряде деревенский мальчик. Погибает от рук негодяев учитель словесности Василий. Возвращается из Афгана в цинковом гробу один из сыновей. Уходит в свой час жена Улита. Но нет смерти. Нет!

Что было «после»? Конюх Иван Крепилин начинает восстанавливать часовню и медленно, но верно ищет новую ипостась русского отцовства. Отец множества детей, успевающий радоваться и печалиться о своих чадах, движется по направлению к священству, учится служить и проповедовать, становясь монахом. Он не покидает своего дома, не затворяется в монастырских стенах, он – монах, муж, отец, работник одновременно. И в этом нет ни кощунства, ни гротеска. «Государь мой», - обращается к нему жена, оценивая естественную царственность простого русского мужика.

У меня лишь одна претензия к повести Ю.Серба. В ней есть романное ядро, но когда повествование доходит до 80-х годов, автор заменяет качественный психологизм на своеобразный пунктир, будто больно ему говорить о времени, когда деревня русская сжимается, а «многоэтажные» люди не просто захватывают власть, но ведут страну к чёрным рубежам. Стиль становится беглым. Герой, не утрачивая духа, приближается к глубокой старости. А если показать его – Ивана Крепилина – в спокойном и уверенном противостоянии духу постсоветского мира?

В финале Юрий Серб находит точнейшую из формул для важного итогового суждения: «Житие Ивана: крестьянин, муж-отец семьи, воин, государь, патриарх и простой монах, именно в такой последовательности – кажется нам образцом счастливого бытия». Много было дано Крепилину от рождения: «У Ивана была счастливая память: запоминал он только хорошее, злопамятства в нём не было ни на маковое зерно». И всё же центр повествования – личная воля к доброму созиданию, свобода в строительстве благой судьбы, достижение отцовства, которое не ограничивается одним из привычных значений. Отец в повести Юрия Серба – это состояние сознания и форма поступка, а не формализованный социальный знак.
"
Взято с http://denlit.ru/index.php?view=articles&articles_id=43

Есть вопросы?

Вы можете задать нам вопрос(ы) с помощью следующей формы.

Имя:

Email

Пожалуйста, сформулируйте Ваши вопросы относительно Речка Нача. Повести и рассказы:


Введите число, изображенное на рисунке
code

Вход с паролем

 

Форум газеты Дуэль


 

Самое популярное
 
 
Виноградов С.Н., Кузьмин  - Логика. Учебник для средней школы
Виноградов С.Н., Кузьмин
315руб.
 
 
ГИОУП - Капитализм
ГИОУП
210руб.
 
 
Таранова Э. - Левитан. Голос Сталина
Таранова Э.
200руб.